К концу жизни мы останемся совсем без памяти?